Наши новинки
Каких ошибок стоит избегать, ведя праведную борьбу с соседями

Что делать, если твоя вымечтанная и купленная на последние квартира по чужой вине перестает быть прибежищем и превращается в пыточную камеру? Как поступить, если сосед, оставаясь в рамках закона, изводит тебя и твою семью? Оказывается, никак. Лучшее, что мы можем, - быстренько убраться куда подальше или терпеть, ни в коем случае не допуская, чтобы гнев и раздражение вырвались наружу. У каждого человека есть право на отдых. И в полной мере он может им воспользоваться у себя дома. Но только в том случае, если сосед в это время не осуществляет свое право на веселье. А вот если осуществляет, "терпи, скрывайся и таи". Лучше, если ты начнешь привыкать к такому положению сразу, а не станешь трепыхаться, взывать к совести дебошира или, не дай Бог, искать на него управу. Все твои телодвижения приведут только к тому, что скандал разрастется как снежный ком и накроет тебя безвозвратно. Именно такая грустная история произошла в одной московской пятиэтажке. Наш герой, молодой отец семейства, с большим трудом накопил денег и смог приобрести (естественно, с привлечением ипотеки) небольшую трехкомнатную квартиру на окраине. Туда и переехала семья: он, жена, малолетняя дочь и его престарелая и очень больная мать. И квартира, и дом, и район были не то чтобы "супер", но семье подходили вполне. Вокруг зелено, хорошие поликлиники (что было важно и для ребенка, и для старенькой мамы), тихие дворы и доброжелательные соседи. Но идиллия продолжалась едва ли полгода. Дело в том, что прямо над квартирой нашего героя жила молодая женщина, работающая целыми днями и приходящая домой только ночевать. Никаких неудобств такое соседство не вызывало бы, если бы как раз где-то в это время у нее не завелся сожитель, тоже молодой, но безработный человек, очень скоро обосновавшийся в доме своей пассии. И не в одиночку, а вместе с разнообразнейшей аппаратурой, благодаря которой он предавался единственному занятию - слушал музыку. Но музыку упомянутый новый сосед слушал не просто так, а вместе со всем домом и в особенности вместе со своими нижними соседями. Начиналась эта "программа без заявок" прямо с утра и продолжалась до поздней ночи. Причем шла на полную громкость, обеспечиваемую той самой аппаратурой. Стены мелко вибрировали, звук беспрепятственно разливался по окрестностям и обрушивался на ни в чем не повинную семью нашего героя. У старой мамы, и так страдающей болями, раскалывалась голова и прихватывало сердце, малыш перестал спать, жена во всем этом грохоте приходила в изнеможение. Поначалу они поднимались наверх и вежливо просили нового соседа убавить звук, потом стали апеллировать к его сожительнице. Когда и это не помогло, начали вызывать милицию. Милиция приходила, тоже с разной степенью вежливости просила дать окружающим хоть немного покоя и уходила не солоно хлебавши. Сосед был в своем праве: ведь включал он музыку только после семи утра и выключал ровно в одиннадцать вечера. Попытались призвать на помощь СЭС. Ведь именно эта организация отвечает за децибелы, разливающиеся по городу и уносящие здоровье граждан. Но СЭС отказалась вмешаться в конфликт, так как по закону не смогла бы ничего доказать, ввиду нюансов процедуры замера уровня шума. Для того чтобы начать замер, представителям организации необходимо было бы удостовериться, что шум производит именно этот сосед. Единственный путь - позвонить в дверь и замерить в присутствии. Но когда люди открывают на неожиданные звонки, они приглушают музыку. И это оказалось непреодолимым препятствием. "Вот если бы у вашего соседа было бы непрерывное производство - другое дело, тогда мы могли бы как-то его прищучить, а так - невозможно". Семья оказалась в патовой ситуации. Герой попытался еще и еще раз поговорить с соседом. Пригрозил какими-то карами и судами, собрал подписи соседей. Слушатель музыки в ответ проколол у его машины колеса. Это показалось ему вполне "прикольным" действием, и шины спускались после любого проявления недовольства семьи или прихода милиции. Кстати, про проколотые шины милиция и слушать за недоказуемостью не захотела. Семья уже вовсю подумывала о переезде, так как единственной альтернативой оставалось, похоже, безумие. Но и продать квартиру оказалось не так-то просто. Когда бы ни пришли покупатели, их встречал полновесный звук, дрожание стен и осыпающаяся под натиском грохочущих "низов" штукатурка. Как бы ни нравилась квартира, а с такой "нагрузкой" ее брать не хотели. И вот в один, отнюдь не прекрасный, день все переменилось. Наш герой вышел в магазин, а на обратной дороге увидел, как от его машины отскакивает верхний сосед, держа в руках большую отвертку. Он выпустил из рук пакеты и припустил за обидчиком, совсем потеряв голову. Нагнал у лифта. Началась драка, усугубленная той самой отверткой. Сосед отмахивался ею, норовя попасть в нашего и так вполне озверевшего героя. А тому ничего не оставалось, кроме как попытаться ее выбить. В результате все получилось, но сосед упал на ступени лестницы и сломал себе руку, а отвертка отлетела в сторону и как-то затопталась подъехавшей на вызов нашего героя скорой и милицией. Единственное счастье: сосед, падая, не ударился об лестницу головой, не умер и не стал инвалидом. Но и перелома руки вполне хватило нашему герою, чтобы сесть в тюрьму. На суд пришли все соседи. И не только из описанного нами дома. Оказывается, и на прошлой квартире пострадавший оставил по себе отнюдь не светлую память. Надо сказать, что даже милиционеры выступали в качестве свидетелей защиты. Но все ходатайства и петиции остались без ответа. По закону истец был "вокруг прав": в неположенное время ничего не нарушал, шины колол тайно и схвачен с поличным не был, а уж про отвертку и говорить нечего - когда ее нашли, отпечатки идентифицировать не смогли. Так и получилось, что сидит теперь наш герой в местах не столь отдаленных, а его сосед, хоть и сломанной рукой, но твердо и, как всегда, непреклонно несет в народ доброе, вечное и музыкальное. И никакого спасу от этого никому нету и не предвидится. Источник: 


ответственность | квартира | банк |  руб | кровля