Наши новинки
О перспективах обязательного нотариального заверения сделок с жильем

— Григорий Витальевич, вы пришли к руководству РГР год назад. Скажем так, на переломе рынка. Что вас больше всего удивило, озадачило или порадовало? — Я за это время по стране много поездил и увидел, насколько Россия разная. Есть регионы, которые отстают от продвинутых лет на 10. Поэтому единую оценку дать невозможно. — Но какие-то характерные особенности есть? — В ряде регионов есть серьезная проблема — это создание множества общественных организаций риэлторов, что приводит к потере интеллектуальных ресурсов. Если в городе их две-три, то они начинают между собой конкурировать, порою весьма недобросовестно. Каждая старается показать, что она «самая правильная». В результате дезориентирован потребитель, дезориентирована и власть. Они порой просто не знают, с кем работать, к кому прислушиваться. Поэтому на сегодня наша главная задача — объединение усилий, то есть создание в регионе одной сильной организации, либо создание условий, при которых несколько организаций по стратегическим вопросам проводят согласованную политику, конкурируют только в области предоставления услуг своим членам. Основная наша цель сегодня — перейти к регулированию доступа к профессии силами самого профессионального сообщества. — РГР — это орган добровольный. Но у РГР есть единые стандарты. Выполняют? Кто следит за этим? Как реагируют на жалобы? Если кто-то не выполняет требования комитета по этике, то как в этом случае с ними поступают? — Кто злостно не выполняет, того исключают. И в тех регионах, где сильная общественная организация, исключение компании из профессионального объединения смерти подобно. К примеру, возьмем Уральскую палату недвижимости. Она объединяет 180 фирм из 400, которые работают в этом регионе. Более 90% сделок совершается компаниями, которые входят в палату. УПН имеет мощный ресурс: свой сайт, система мультилистинга, свое печатное издание, где стоимость рекламы для членов в 10 раз меньше, чем для фирм, которые не входят в общественное объединение. Так что членство в профобъединении приносит еще и весьма ощутимые выгоды. — Вы сказали, что нарушителей исключают. А не могли бы привести пример? — Да. Был случай, когда одну компанию из Уральской палаты недвижимости исключили за нарушение этических норм по отношению к клиенту. Информация была опубликована в СМИ, и я больше чем уверен, что ручеек клиентов к ним будет мелеть, пока совсем не пересохнет. Таким образом, эта ассоциация поддерживает высокие стандарты качества оказания услуг. Ввели даже кандидатский стаж для вступления в организацию — 2 года. И только по истечении его компанию принимают в палату. Это образец. К сожалению, пока не многим региональным организациям удалось добиться таких успехов. — А РГР ведет пропаганду в этом направлении? — РГР — это объединение региональных организаций. Нужно, чтобы каждая в нее входящая у себя вела подобную деятельность. — Пытаются? — Да, но это дорогое удовольствие, как по деньгам, так и по времени. Уральская палата давно идет по этому пути, вот и достигла хороших результатов. Другие тоже следуют примеру УПН с той или иной степенью успешности. Здесь многое зависит от бюджетов организаций. А они, к сожалению, не такие большие, как того хотелось бы. — Сейчас хотят принять закон о риэлторской деятельности. Скажите, а закона о саморегулируемых организациях недостаточно? — Да, специальный закон нужен. Потому что общий закон о саморегулируемых организациях ни в одной сфере не работает в полную силу. А если где и работает, то там обязательно есть еще специальные законы, которые учитывают специфику, устанавливают стандарты деятельности. Такой закон есть, например, у оценщиков — Закон об оценочной деятельности, у строителей — Градостроительный кодекс РФ, у арбитражных управляющих тоже есть свой закон. И основная проблема общего закона, как нам представляется, состоит в том, чтобы он предусматривал установление стандартов каждым саморегулируемым объединением самостоятельно. В некоторых городах у нас имеется 2 или 3 профессиональных организации риэлторов, и если у каждой из них будет свой стандарт, то это полная неразбериха, а не стандарт. — И все они входят в РГР? — Нет. Сейчас в РГР действует положение, согласно которому в каждом регионе должна быть одна профессиональная организация, входящая в РГР и представляющая РГР в этом регионе. Почему? Здесь есть своя логика. Например, в Москве крупная компания может создать из своих отделений и 2-3 саморегулируемых организации. Каждая определит свои стандарты. А что делать потребителю? Он что, должен, придя в компанию покупать или продавать квартиру, спрашивать: «А вы в какой саморегулируемой организации, что у вас за стандарты?» Это, на мой взгляд, неправильно. Если есть услуга и она оказывается в соответствии с федеральными законами, то она должна быть едина для всех. Гражданский кодекс ведь на всей территории России действует. Значит, и стандарты должны быть общими, и РГР пошла по этому пути. У нас единый стандарт, и он должен быть применим во всех организациях. — Но уже не на добровольной основе? — Да. Мы считаем, что в законе должно быть четко прописано, что регулирование доступа к профессии должно быть обязательным для всех компаний, которые работают на рынке недвижимости. Мы понимаем, что те добропорядочные компании, которые прошли сертификацию, работают по стандартам. А те, кто этого не сделал, создают добропорядочным компаниям негативную репутацию. Так быть не должно. — Вы сказали, что должен быть единый стандарт для всех компаний. Но ведь в Москве и Хабаровске порой совсем разные условия для деятельности. Как тут быть? — Безусловно, саморегулирование должно осуществляться по территориальному принципу. Не может одна организация регулировать всю Россию. Что такое в нашем понимании регулирование? Это контроль за исполнением стандартов, которые нами уже выработаны и, я надеюсь, будут закреплены в законе. Понятно, что невозможно из Москвы отследить, как выполняются стандарты в Хабаровске. Это делать могут только на местах. Поэтому стандарты общие для всех, а в каждом регионе должна быть своя саморегулируемая организация, которая будет заниматься обучением риэлторов, контролем качества работы риэлторских компаний, соответствия стандартам и разрешением споров с потребителями. — Понятно. Если закон будет принят, то после его выхода фирмы, которые не входят в РГР, смогут работать на рынке? — Неправильно отождествлять саморегулирование с РГР. Да, инициатива введения на современном этапе обязательного саморегулирования и контроля за доступом к профессии риэлтора принадлежит РГР. Но право установления стандартов профессиональной деятельности должно быть у Национального объединения саморегулируемых организаций. Поэтому на ваш вопрос ответ такой: после вступления закона в силу компания или индивидуальный предприниматель смогут работать на рынке недвижимости, только вступив в свою территориальную СРО и выполняя все требования национальных стандартов и тех правил, которые дополнительно к стандартам установлены в СРО. — А можно законодательно обязать в городе создавать только одну саморегулируемую организацию? — Можно. Но сегодня мы считаем, что такое требование излишне. Проанализировав причины появления нескольких организаций в регионе, мы увидели, что в основе — неудовлетворенные амбиции лидеров рынка недвижимости, застойные явления в руководстве некоторых организаций. И в проекте закона мы предусматриваем демократические инструменты ротации в составе органов управления СРО, которые снимут остроту этой проблемы. А здоровая конкуренция по части предоставляемых услуг может быть только на пользу. Важно только, чтобы взносы были не очень обременительны, а инструменты контроля работали эффективно. Поэтому считаем, что качественный и действенный контроль качества может обеспечить СРО, в которой не менее 100 членов. И не нужно риэлторам создавать безумные компенсационные фонды и нести круговую ответственность, как это предусмотрено, к примеру, у строителей. В нашей саморегулируемой организации может эффективно работать другой механизм — страхование профессиональной ответственности. Мы же говорим о нанесении ущерба в связи с профессиональной деятельностью, а не с какими-то уголовными преступлениями. Эта тема отдельная, она для правоохранительных органов. — Значит, надо сделать страхование обязательным? — Да. Сейчас оно требуется только в системе добровольной сертификации. Поэтому те компании, которые сертифицированы, застраховали свою профессиональную ответственность. А те, кто находится в свободном полете, ничем не отвечают перед клиентами. Вот мы и предлагаем сделать сертификацию обязательной и с обязательным страхованием. Чтобы люди не боялись обращаться в компании. Чтоб клиент понимал, что риэлторы несут материальную ответственность за свои действия. — Вы, наверное, слышали, что нотариусы тоже готовят закон. Они хотят, чтобы сделки проходили только через них. А мотивируют это тем, что меньше будет разного рода мошенничеств. Как вы к этому относитесь? — Я сомневаюсь, что нотариусы бросятся заниматься риэлторской деятельностью. А то, что они запросы будут делать, то это замечательно. Только от этого ничего не меняется. — Может и не бросятся, но они намекают на то, чтобы отменили простую письменную форму при заключении договора купли-продажи. Мол, через нас надежнее… — Я надеюсь, что ППФ не отменят. На самом деле не хочу нотариусов обижать, но нотариальное удостоверение сделки ни капли надежности ей не придает. А зачем тогда регистрация? Отмените и скажите: за все сейчас нотариус отвечает. Сомневаюсь, что нотариусы возьмут на себя такую ответственность. Нотариусы — люди в трезвом рассудке, они не будут нести такую ответственность. И это правильно. Квартира 1 это слишком дорогой объект, чтобы отвечать за то, чего в принципе знать не можешь. У меня лично на заре деятельности был случай, когда для продажи квартиры потребовалось согласие супруги. И продавец привел к нотариусу супругу с паспортом, согласие получили, все подписали. А потом вдруг появилась настоящая жена продавца и заявила, что она никакого согласия не давала. Женщины действительно были очень похожи, и по паспорту трудно было установить, тот перед вами человек или нет. И что, в этом случае нотариус за свои действия никакой ответственности не понес. Благо, что удалось ситуацию разрешить мирным путем. Так что даже при нотариальном удостоверении сделки нет абсолютной гарантии, а добросовестный риэлтор сделает все действия по защите интересов клиента не хуже добросовестного нотариуса. — А сейчас возложили все на риэлторов и с них пытаются спрашивать. — И на риэлтора возлагать все — это тоже неправильно. Если вдруг что случится, то что сделает риэлтор? Продаст свою квартиру и деньги клиенту выплатит? Нет. Он обанкротит компанию, а уставный капитал всего 10 тысяч рублей... — Значит, остается одно — страховать титул? — Пока нет законов, то страховать. И многие наши граждане это понимают, постепенно в их сознание входит необходимость страховки купленной квартиры от претензий третьих лиц. Но мы все же как стратегическую перспективу видим государственную ответственность за сохранность прав собственности на недвижимость. Источник: 


ответственность | квартира | банк |  руб | кровля